РЫБИНСКИЕ ДЕТИ — ЗАЩИТНИКИ РОДИНЫ

Сын полка Боря Новиков
Улица Бори Новикова (ранее улица Лесная) названа в честь пионера — героя Бори Новикова.
Боря Новиков (1930 — 1942) родился в Ленинграде; во время Великой Отечественной войны жил в Рыбинске; сбежал на фронт. Юный боец, «сын полка» оказывал помощь раненым в бою, был связным в 3-м батальоне 380-го стрелкового полка. Погиб под Старой Руссой.
Боря Новиков, рыбинский пионер, 12-летний ефрейтор 380 полка 171 Идрицко-Берлинской Краснознаменной стрелковой дивизии. Его мужества хватило бы, наверное, на целый полк. Из города детства-Ленинграда он был эвакуирован в Рыбинск. Так наш город вошел в его судьбу. Однако уже летом 1941-го Боря бежал на фронт и был принят воспитанником в 380-й полк. Он был связным, почтальоном, санитаром. Вывез с полей сражений десятки раненых бойцов. Наравне с другими героически сражался под Ленинградом. За воинскую смекалку и необыкновенную храбрость 4 июля 1942 года Борис Михайлович Новиков был награжден медалью «За отвагу». Других наград у него нет. Не успел заслужить… Боря Новиков погиб через неделю в сражении. Сына полка похоронили на дивизионном кладбище у деревни Язвищи Ленинградской области.
Бойцы звали его «Гаврош». Вот одно из его писем: «Привет от бойца Северо-Западного фронта Новикова Бориса. Нахожусь в конной разведке. Работаю почтальоном. Звание мое ефрейтор. Есть лошадь. Зовут Машка. Может, увидимся. 7 мая был в бою, выносил раненых».
Приходили письма и от командования: «Находясь у нас, Борис хорошо воспитывается. Это юный герой. Смел, находчив. Его снарядили в красноармейскую форму: сшили все по росту. Не беспокойтесь, он находится в хорошем надзоре».

Письма ветеранов войны расширяют скупые сведения о нем.
Гвардии майор в отставке В.А. Козырев: «Я знал Бориса только в тот период, когда он был воспитанником батареи 76 мм.пушек 380 стрелкового полка. К нам его направили из штаба полка, чтобы он был дальше от переднего края обороны. Солдаты нашей батареи приняли его как родного сына. Сшили ему военный костюм и сапоги, выдали личное оружие, и он все время находился при командире или комиссаре батареи. С ними жил в землянке, спать ложился на нарах между ними, и те в холодное время согревали его своими телами. Он быстро завоевал симпатию личного состава батареи. Каждый солдат старался его приласкать и сделать ему что-нибудь приятное. Борису у нас нравилось жить и служить. В его обязанности входило: помогать нашему санинструктору при оказании первой медицинской помощи раненым. Мальчик был отважным, не боялся разрывов снарядов, мин и свиста пуль. Он, видимо, не верил в возможность быть раненым или убитым»…

Полковник запаса Н.Л. Парфенов из Краснодарского края вспоминает: «…Борис оказался в нашем эшелоне около Вышнего Волочка. По прибытии на фронт он находился в штабе нашего третьего стрелкового батальона. Потом перешел в мою девятую стрелковую роту. Ему никто не возражал. Борис состоял в ячейке управления роты, был моим связным, передавал мои приказания командирам взводов, донесения командиру батальона. Не расставаясь с медицинской сумкой, перевязывал раненых под пулеметным и автоматным, не говоря уж об артиллерийском и минометном, огне. Ему постоянно угрожала опасность быть убитым или раненым, но удержать было просто невозможно…».
Н.Л. Парфенов: «Мне запомнился такой эпизод. На Северо-Западном фронте шло длительное и большое наступление. Я из мелкого окопчика управлял боем роты. Смотрю, Борис идет, не торопясь с двумя медицинскими сумками. Идет прямо по открытой местности, хорошо наблюдаемой и простреливаемой огнем противника. Я кричу ему: «Ложись!». Он также не спеша подходит к моему окопу и говорит: «В меня не попадут». Я затащил его к себе в окоп и спрашиваю: «Зачем тебе две медицинские сумки?» Он отвечает: «Одна своя, вторую взял у убитого санитара — пригодится».
Мать: «Озорной рос. Трижды убегал на фронт — всякий раз его возвращали с полпути. Упрямый, все-таки сделал по-своему».

Корреспондент фронтовой газеты: «Раненый был рослым бойцом. Ему показалось неудобным опираться на плечо маленького санитара, он просил: «Оставь меня». Борис обиделся: «Ты это брось. Ты у меня не первый — восемнадцатый». Сдав раненого бойца врачу, опять пошел, вернее побежал туда, где шли бои. Маленький, юркий, он проворно ползал по переднему краю, выводил раненых, собирал оружие».

(Школьный музей героя-пионера Бори Новикова уничтожен в 2011 году)

просмотров: 142

Читайте также: